+7 (8332) 38-10-98
Контакты

История усадьбы Якова Фокеевича Гусева. Часть 2.

Начало см. "История усадьбы Якова Фокеевича Гусева. Часть 1" https://okn43.ru/novosti/istoriya-usadby-yakova-fokeevicha-guseva

2. Флигель.

Каменный флигель постройки 1810–1812 гг. с участком на углу Казанской улицы и площади Воскресенского собора (ныне ул. Казанская/ Гостиный пер., 75а/1) после раздела стал принадлежать Федору Яковлевичу Гусеву и приобрел значение усадебного дома. Около 1860 г. (в период между 1859 и 1862 гг.) был расширен – увеличен по длине (по площади) вдвое. «Очередная книга домам…» 1862–1865 гг. дает следующее описание бывшего флигеля: «Дом 2-этажный каменный, плановый, 5х10 сажен; в нем белых комнат вверху – 11, внизу – 1». Архитектура пристроенной части повторила декоративное решение уже существовавшего объема.

В 1872–1881 гг. во флигеле упоминается «ренсковый погреб» (заведение для торговли виноградными винами), под который, очевидно, были приспособлены подвальные помещения.

К 1869 г. (в период между 1865 и 1869 гг.) при доме по Казанской улице появляется каменная одноэтажная лавка. Ныне это южное крыло существующего дома по ул. Казанской, 75.

Лавка, размером 5х3 сажени, была поставлена вдоль красной линии Казанской улицы (главной площади), была перекрыта двускатной крышей с кирпичными фронтонами по торцам. Внутренних капитальных стен в первоначальном объеме постройки не сохранилось и, скорее всего, их не было, но наличие оконных проемов вполне позволяло поделить внутреннее пространство деревянными перегородками на несколько помещений. Декоративное оформление имел только уличный фасад. Реконструкцию его облика позволяют сделать сохранившиеся до настоящего времени фрагменты декора: поле стены разделено раскрепованными лопатками на три прясла, крайние из которых рустованы; размещенные в крайних пряслах прямоугольные оконные проемы были обрамлены рамочными наличниками с сандриками-полочками; под окнами вместо руста устроен филенчатый пояс; над крупным «торговым» дверным проемом в центральном прясле (переложен) устроена длинная выступающая филенка-транспарант.

В последней четверти XIX в. лавка была удлинена до северной границы усадьбы, при этом декоративное оформление фасадов отличалось от принятого – добавленные два прясла стены с окнами оформляют кирпичные рамки, при этом верх оконных проемов акцентирован изломом рамки и подложенной под нее прямоугольной нишей.

Вероятно, пристройка к лавке была сделана вскоре после строительства самой лавки (около 1875 г.), на что указывает изменение функционального использования здания. Например, в окладной книге 1873 г. здание записано как лавка, а в книге 1875 г. – уже как флигель, и впоследствии оно будет записываться в оклад то как флигель (1876–1881, 1914 гг.), то как кухня (1879–1911 гг.); в основном как кухня, а иногда за одни и те же годы здание называется в одних документах флигелем, в других – кухней. Можно утверждать, что с 1875 г. здание использовалось как доходное, в котором арендовались жилые помещения (отсюда – флигель). Кухня тоже могла арендоваться и использоваться квартирантами как промышленное заведение (булочная и т.п.).

Илл. 6. Фотооткрытка. Вятка № 11. 1-й вид города с восточной стороны. Издательство Геева. Фото до 1904 года. (источник фото: https://pastvu.com/). 

После смерти Федора Яковлевича Гусева (1797–1879 гг.) его имение (два объединенных места по Казанской и Преображенской улицам) в окладных книгах записывается за его наследниками. В 1883 г. старший сын Федор Федорович Гусев как владелец усадьбы на Преображенской улице обращается за разрешением перекрыть крыши у надворных строений. В 1896 г. во владение обоими местами официально «введена» дочь Александра Федоровна Гусева; с 1909 г. оба места записываются за ее наследниками.

В 1914 г. оба места приобретает купец, потомственный почетный гражданин города Николай Иванович Клабуков, который и владел ими до муниципализации 1918 г.

При Клабукове бывшая лавка (флигель) получает очередной пристрой – отходящее в глубину двора западное крыло (1914 г.). Поскольку северная стена здания проходила по границе соседней усадьбы, ее сделали брандмауэрной (глухой), и все помещения западного крыла вытянулись в один ряд, выходя окнами во двор. При этом в здании в целом получилось несколько изолированных блоков с отдельными входами. В это же время или чуть позже дом и флигель соединили каменными воротами (утрачены).

Дом на углу современной улицы Казанской и Гостиного переулка, № 75а/1, на протяжении всей истории существования оставался жилым. После муниципализации 1918 г. в доме были обустроены коммунальные квартиры.

После 1955 г. дом претерпел крупную реконструкцию (автор проекта – архитектор Петров): его надстроили на два этажа (1962 г.), преобразовав в многоквартирный жилой дом; кроме того, с торца дома сделали трехэтажный пристрой (1963 г.) на два жилых подъезда. При реконструкции часть старых оконных проемов заложили, часть – перерубили, фасадный декор стесали. В подвальном этаже дома размещались различные организации. Известно, что в 1950-е гг. подвал дома использовался под склад зооветснаба, в 1980-е гг. его занимала общественная организация Кировское областное добровольное спортивное общество «Урожай», последнее десятилетие здесь существует предприятие общественного питания.

Другое усадебное здание – по улице Казанской, 75 – за свою историю использовалось по-разному: построенное между 1865–1869 гг. как лавка, в 1875 г. становится флигелем, с 1879 г. – кухней (кухней-флигелем). Очевидно, часть помещений в доме отдавалась в наем под квартиры, часть служила для хозяйственных или коммерческих целей. В 1918 г. в бывшем флигеле-кухне открыта столовая Вятского Совета рабочих и солдатских депутатов. В 1950-е гг. (между 1952–1955 гг.) здание также надстраивается на два этажа с приспособлением под многоквартирный жилой дом. При этом первый этаж дома отводился для размещения учреждений: здесь долгое время сосуществовали Госсеминспекция (уличное крыло) и областной физкультурно-оздоровительный клуб «Урожай» (дворовое крыло).

Октябрьская Революция в здании

В 1900-х – 1910-х гг. на усадьбе Гусевых-Клабукова (во флигеле) квартировала семья будущего большевика Виктора Андреевича Грязева (1894–1919 гг.), через которого здания усадьбы оказались связанными с историей становления вятской организации партии большевиков.

После поражения первой русской революции 1905–1907 гг. в Вятке самостоятельной большевистской организации не существовало. Имелись лишь группы большевиков и отдельные большевики, проводившие пропагандистско-агитационную работу среди населения.

«5 марта 1917 года в Вятке был оглашен манифест об отречении Николая II. В тот же день была разоружена вятская полиция, а 6 марта губернатор отстранен от обязанностей. Вскоре после свержения самодержавия в Вятке, как и во всей стране, создалось двоевластие. С одной стороны, организовалось буржуазное управление во главе с губернским комиссаром Временного правительства. С другой стороны, в ходе революционного движения в городе 14 марта 1917 г. создался Совет рабочих и солдатских депутатов». Состав совета был в основном эсеро-меньшевистским – из 109 его членов большевиков было всего 24.

Небольшая группа большевиков поддерживала связь с местной организацией РСДРП, состоявшей из меньшевиков. Окончательное размежевание большевиков с меньшевиками произошло 28 мая 1917 г.

В конце мая – начале июня 1917 г. было создано Вятское городское организационное бюро в составе А. Кучкина, М. Попова, О. Гребеневой, В. Грязева, С. Барышникова, А. Трубинского. Главной его задачей являлось объединение большевистских групп и отдельных большевиков в городскую партийную организацию. Взяв курс на создание большевистской организации в г. Вятке, оргбюро развернуло «работу по приему новых членов в ряды большевистской партии, организации партийных ячеек на фабриках и заводах, укреплению связи с трудящимися, проведению агитационно-массовой работы.»

«7 июня 1917 г. через газету «Вятская речь» бюро обратилось к трудящимся с призывом, в котором говорилось: «Вятское организационное бюро РСДРП (большевиков) принимает запись в члены партии у члена бюро т. Грязева (Казанская ул., 57)».

18 июня в помещении станции Вятка-2 состоялось созванное организационным бюро общее собрание всех записавшихся в члены партии большевиков. Основными вопросами были отношение к Временному правительству и выборы комитета. Собрание осудило антинародную политику Временного правительства, указало, что оно не в силах вывести страну из войны и разрухи, поэтому всю власть необходимо передать в руки Советов. Был создан городской партийный комитет в составе С. П. Барышникова, В. А. Грязева, В. В. Зубаревой, А. П. Кучкина, А. С. Трубинского и других.

«Работа организации проходила в трудных условиях. Не было ни денег, ни литературы, не существовало связей с ЦК и Уральским областным комитетом РСДРП(б). Из-за отсутствия помещения заседания комитета проводились на квартирах его членов (обычно у т. Грязева и Зубаревой), а общие собрания – на открытом воздухе».

«Виктор Андреевич Грязев родился 11 ноября 1894 г. в Харькове. Его отец был из малоземельных крестьян деревни Прислон Загарской волости Вятского уезда. Мать – из крестьян слободы Шебелинки Змиевского уезда Харьковской губернии. Военную службу отец отбывал в Харьковской губернии. В 1901 г., выйдя в отставку, приехал в Вятку. Здесь изучил булочное и хлебное ремесла и открыл свою хлебопекарню, которая существовала до 1916 г. В декабре 1916 г. он умер. Мать занималась домашним хозяйством, а после революции, до осени 1924 г., работала сестрой социального воспитания при детском приемнике ГУБОНО.

В 1902 г. семи лет Виктора отдают в начальное городское училище Вятки. В 1905 г. он поступил в мужскую гимназию. Учился очень хорошо, много читал, проводя все вечера, а иной раз и ночи, за книгой. До 4-го класса гимназии он увлекался рисованием и мечтал стать художником. В старших классах уже читал преимущественно книги общественно-научного содержания и интересовался политическими вопросами.

В 7-м классе вместе со своими товарищами он организовал кружок по изучению сочинений К. Маркса. Об этом узнал директор гимназии и пригрозил исключить кружковцев из гимназии и не допустить до сдачи экзаменов на аттестат зрелости. Кружок прекратил свое существование.

Окончив 1-ю Вятскую гимназию, Грязев осенью 1913 г. поступил на 1-й курс естественного отделения физико-математического факультета, а осенью 1914 г. перешел на 1-й курс медицинского факультета Харьковского университета. С 1913 г. он жил на свой заработок от уроков и других случайных работ.

В Харькове Грязев принимал активное участие в подпольных студенческих кружках. В 1915 г., уже являясь членом большевистской партии, он был пропагандистом Харьковского паровозостроительного завода. В том же году подготовил большую маевку рабочих. Кроме того, он писал статьи в подпольные газеты, распространял прокламации, приходившие из-за границы. За активное участие в революционной борьбе 19 марта 1916 г. его обыскали и арестовали. Ему предъявили обвинение в принадлежности к социал-демократической партии, в распространении большевистских прокламаций против войны и царского строя и оскорблении царя в одной из газетных статей, найденных при обыске. Его сажают в Харьковскую тюрьму, в одиночную камеру, где содержат до 11 мая 1916 г. Выйдя из тюрьмы, Грязев решает использовать лето для большевистской пропаганды. Он едет в Вятку. Здесь ведет усиленную работу среди студентов-вятчан,   организует   политические кружки, студенческий журнал «Ручей», который сам и редактирует.

В ноябре 1916 г. дело Грязева разбирается харьковским судом, который приговаривает его к трехмесячному тюремному заключению. Виктор Андреевич подает апелляцию в сенат, и вторичное рассмотрение его дела назначается на 28 февраля. От суда и дальнейшего тюремного заключения его освобождает Февральская революция. В мае 1917 г. Грязев снова приезжает в Вятку и становится здесь одним из создателей большевистской организации. Осенью 1917 г. он возвращается в Харьков. Здесь в марте 1918 г. при наступлении немцев он добровольно вступает в Красную Армию. Затем осенью 1918 г. поступает в Тамбовский университет и одновременно работает старшим следователем Тамбовского военно-революционного трибунала. В июне 1919 г. Грязев, получив партийное поручение, поехал в г. Козлов Тамбовской губернии. В том же году во время прорыва Мамонтова он попал в руки казаков и вместе с сотнями других большевиков был расстрелян. Так отдал свою жизнь за дело революции 24-летний большевик.

Илл. 7. Советская площадь. Митинг. Усадьба Я.Ф. Гусева . Фото 1922-1924 годов. (источник фото: https://pastvu.com/). 

Семья Грязевых, переехав в Вятку из Харькова, поселилась на съемной квартире во флигеле усадьбы Гусевых – ныне дом № 75 по ул. Казанской. Именно здесь родители Виктора Гусева содержали пекарню. Именно здесь, в его комнате, проходил ряд организационных собраний вятского городского отделения РСДРП(б).

В 1955 г. на государственную охрану как памятник истории «Дом, в котором в 1917 году проходили собрания городской партийной организации» был поставлен дом по улице Большевиков, 75а (главный дом усадьбы, а не флигель). В 1966 г. при оформлении охранных документов название памятника изменили, допустив очередную неточность. Теперь он назывался «Дом, где проходили первые собрания городской организации РСДРП в 1907 году». С конца 1960-х – начала 1970-х гг. и примерно до конца ХХ в. на фасаде дома №75 а, обращенном на ул. Большевиков, висела мраморная мемориальная доска со следующим текстом: «Здесь проходили первые собрания городской организации РСДРП(б) в 1917 году».

В 1918 г. Казанская улица, на которую ориентирован главный фасад усадьбы, была переименована в улицу Троцкого, в 1928 году – в улицу Большевиков, в 2012 году она вновь стала Казанской. Та же участь постигла и улицу Преображенскую: переименованная в 1918 г. в улицу Энгельса, в 2012 г. она обрела прежнее название.

Подготовлено по материалам КОГАУ "НПЦ по охране ОКН Кировской области"

Яндекс.Метрика